В деле о хищениях в Ново-Огареве мигалка на машине перечеркнула признаки предпринимательства

Суд отклонил ходатайство защиты бывшего главы ФГУП «Атэкс» Андрея Каминова о частичном прекращении уголовного преследования бизнесмена по статье о преступном сообществе. Одним из аргументов обвинения было наличие спецсигнала на машине у подсудимого

В деле о хищениях в Ново-Огареве мигалка на машине перечеркнула признаки предпринимательства Правительственная резиденция Ново-Огарево. Фото: Григорий Сысоев/ТАСС

Второй Западный окружной военный суд отказался частично прекратить уголовное дело главы холдинга «Форум» миллиардера Дмитрия Михальченко и бывшего директора ФГУП «Атэкс» Федеральной службы охраны (ФСО) Андрея Каминова по основному пункту обвинения — организация преступного сообщества (ст. 210 УК РФ), за что бизнесменам грозит до 20 лет заключения. Данный вопрос судья счел преждевременным, решив дождаться конца процесса.

Вместе с тем на заседании 4 сентября прокуроры потребовали продлить главным фигурантам срок ареста до 1 января 2021 года. Ожидается, что решение по этому вопросу суд примет 7 сентября.

Ходатайство о частичном прекращении дела заявила защита Андрея Каминова 2 сентября. Адвокаты Михальченко его поддержали. Адвокат Каминова Александр Шутков мотивировал просьбу принятыми в апреле поправками в УК. Они были инициированы главой государства с целью снизить давление на бизнес.

Согласно им, применять статью 210 УК в отношении бизнесменов можно, только если правоохранители докажут, что компания изначально была создана с преступным умыслом для совершения хищений. Защита Каминова апеллировала к тому, что учрежденное в 2000 году ФГУП «Атэкс» много лет успешно строило и реставрировало различные государственные объекты (например, здание МИД) и приравнивать к преступным организациям его нельзя.

Машина с мигалкой

Озвучивая возражения на ходатайство защиты 4 сентября, прокурор Марк Шиловский признал, что ФГУП «Атэкс» действительно «не создавалось для совершения преступлений как юрлицо». Однако, поскольку Каминов руководил государственным коммерческим, а не частным предприятием, то он не занимался «сугубо предпринимательской деятельностью», а потому прекращать дело по статье 210 УК РФ нельзя.

Аргументируя позицию обвинения (в деле участвуют четверо прокуроров) о том, что директор «Атэкса» не был предпринимателем, капитан юстиции Шиловский в качестве примера привел тот факт, что бизнесмен ездил на машине со спецсигналом. Кроме того, Шиловский просил ходатайство защиты отклонить, сославшись на то, что суд пока не исследовал все материалы дела, вещдоки и не допросил всех свидетелей.

Как сообщала Business FM, одним из последних допрошенных в суде стал заключивший досудебное соглашение со следствием Дмитрий Торчинский. Его интересы до сих пор представляет задержанный за попытку мошенничества этой весной адвокат Александр Вершинин. Избранный защитнику домашний арест не мешает ему приезжать в суд и консультировать клиента при даче показаний.

Оценив доводы сторон, судья Олег Москвитин посчитал ходатайство защиты преждевременным и дал понять, что примет решение о возможности прекращения дела по статье 210 УК РФ при оценке всех доказательств в ходе вынесения приговора.

Поскольку на следующей неделе председательствующий планирует уйти в отпуск, обвинение поставило вопрос о продлении срока содержания под стражей Дмитрию Михальченко и Андрею Каминову, а также срока домашнего ареста генеральному директору компании «Стройфасад» Сергею Литвинову до 1 января 2021 года.

Бегство в Белоруссию?

В «Лефортово» миллиардер Михальченко находится уже четыре с половиной года, с марта 2016-го, а Каминов на год меньше. За время пандемии оба перенесли коронавирус. 26 июня в деле произошел скандальный поворот: судья отклонил просьбу обвинения о продлении фигурантам содержания под стражей и перевел их под домашний арест. Однако в экстренном порядке уже через три дня апелляция отменила решение.

Обосновывая дальнейшее нахождение Михальченко и Каминова в СИЗО, другой прокурор, подполковник юстиции Александр Кучерявенко, озвучил стандартные доводы о том, что, находясь на свободе, обвиняемые могут скрыться или оказать давление на свидетелей, воспользовавшись своими «связями в органах власти» и «значительными финансовыми ресурсами».

Незадолго до этого адвокаты и подсудимые раскритиковали приложенную к делу оперативную справку ФСБ России. В ней, в частности, утверждалось, что Каминов и Михальченко якобы являются владельцами ряда зарубежных банковских счетов и могут воспользоваться деньгами, чтобы скрыться и помешать расследованию. Причем сотрудники ФСБ полагают, что подсудимые могут сбежать в Белоруссию. Защитники назвали данный документ бездоказательным, сказав, что никаких подтверждений этому не представлено. Для подготовки возражений защита взяла тайм-аут до 7 сентября. Предполагается, что в тот же день суд вынесет решение.

«ОПС строителей»

Разбирательство по делу длится с октября 2019 года. Первоначально процесс закрыли из-за грифа «совершенно секретно», но потом судья его открыл. Помимо Дмитрия Михальченко и Андрея Каминова, на скамье подсудимых еще четверо, в том числе бывший руководитель службы инженерно-технического обеспечения ФСО генерал-лейтенант запаса Игорь Васильев.

Всем вменяют растрату в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ) на сумму 1,263 млрд рублей. Это была часть аванса, выплаченного ФГУП «Атэкс» в рамках заключенного с ФСО госконтракта на строительство дома приемов, гостиницы со спортзалом, комендатуры, гаража, ангара для хранения парковой техники, контрольно-пропускного пункта и других объектов «Огарево-53» (именно так называется резиденция президента).

По версии обвинения, за счет использования повышенных коэффициентов при строительстве на так называемых закрытых объектах оборудование и материалы закупались по завышенным ценам. Михальченко, помимо растраты, вменили создание ОПС, Каминову — руководство структурным подразделением сообщества, а Сергею Литвинову — участие в ОПС (ч. 3 ст. 210 УК РФ). Фигуранты вину отрицают.

Участники процесса полагают, что разбирательство займет еще не один месяц. Суд пока допросил лишь малую часть свидетелей обвинения. Среди них трое из пяти «кремлевских строителей», которые на следствии предпочли признать вину и заключили сделки со следствием. Дела нескольких из них Мосгорсуд уже заслушал в особом порядке. Двое получили сроки в три и четыре года колонии, а генерального директора ООО «Стройфасад» Станислава Кюнера суд отправил в колонию на восемь лет строгого режима.

Сбой в системе

По мнению адвоката Руслана Закалюжного, который участвовал в не менее громком деле экс-главы Коми Вячеслава Гайзера, оправданного по статье 210 УК РФ (организованное сообщество), доводы прокуратуры по «делу Ново-Огарева» не выдерживают критики. «Не существует разницы между государственным коммерческим предприятием и частным для применения президентских поправок, и уж тем более не имеет значения мигалка на машине», — заявил он Business FM.

Касаясь роли «досудебщиков», эксперт отметил, что до последнего времени работа следствия с ними в основном строилась на обещании более мягкого наказания, но недавно в этой системе произошел сбой.

«Ярким примером может служить дело зампредседателя правительства Республики Коми Константина Ромаданова, который также обвинялся в том числе по статье 210 УК РФ. Он заключил сделку со следствием, но получил семь лет лишения свободы в колонии строгого режима, — указал защитник. — Когда остальные фигуранты громкого дела были полностью оправданы в организации и участии в преступном сообществе, Ромаданов попытался изменить свой приговор по новым обстоятельствам. Он обратился в Генпрокуратуру с соответствующим заявлением. Однако ему было отказано со ссылкой на наличие в деле неустановленных лиц, с которыми он мог создать преступное сообщество». «Такое ощущение, что система отыгрывается на «досудебщиках», дополнительно наказывая их за сделки со следствием», — полагает адвокат.

Первоисточник материала www.bfm.ru

Добавить комментарий