Часть стационаров скрывали смертность от COVID-19, а часть, возможно, завышали?

О разночтениях при регистрации летальных исходов сообщили в Росздравнадзоре. Бросает ли это тень на достоверность официальной статистики?

Часть стационаров скрывали смертность от COVID-19, а часть, возможно, завышали? Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Не все стационары одинаково откровенны — к такому выводу пришел Росздравнадзор по итогам анализа всех летальных исходов среди пациентов коронавирусных больниц. «Были стационары, где практически 100% летальных исходов шифровались как смерти от COVID-19, а были те, в которых практически ноль преподносился как смертность от COVID-19», — цитирует «Медвестник» главу ведомства Аллу Самойлову.

Если не пытаться объяснить статистическую аномалию случайностью, причиной могло послужить нежелание медработников или руководства отдельных больниц сообщать реальные данные о летальности — грубо говоря, где-то смерть пациента с коронавирусом и насморком записывали как смерть от насморка. А где-то наоборот, как в том мрачном анекдоте.

— Доктор, какую причину смерти в протоколе писать?

— Пиши коронавирус.

— Здесь же пять ножевых ранений!

— Пиши: коронавирус на фоне сопутствующих заболеваний.

В частности, известно, что коронавирусные больницы получают от Минздрава надбавки по 200 тысяч за каждого пациента с COVID-19 — чисто гипотетически, это могло стать стимулом для завышения статистики. Об особенностях установления причины смерти рассказывает врач Елена, которая работала в одном из московских стационаров, перепрофилированных на фоне пандемии.

«Бывают пациенты с тяжелыми соматическими заболеваниями, у которых усиливается одышка, даже температура не всегда бывает, изменения на КТ. Потом, скажем, ставят, что у них коронавирус или они успевают умереть, а потом это подтверждается, потому что анализ сегодня взяли, а завтра [результат] будет. Вы узнаете о диагнозе посмертно. Предположим, что вы переписываете диагноз и первая болезнь — сердечно-сосудистая, и вторая основная болезнь — коронавирус. От чего точно умер больной? От коронавируса или от своих сердечно-сосудистых заболеваний, тяжелого аортального стеноза, сердечной недостаточности? На этот вопрос довольно сложно ответить иногда. Здесь больше зависит, как партия прикажет, так и будут фиксировать».

Выявленные Росздравнадзором разночтения могут объяснить разницу между оперативной статистикой Роспотребнадзора, согласно которой за полгода от вируса умерли около 18 тысяч россиян, и опубликованными в пятницу данными Росстата. По оценкам ведомства, только с апреля по июль от инфекции скончались более 37 тысяч человек. О правильной методике подсчета жертв вируса рассуждает доктор медицинских наук, специалист по особо опасным инфекциям Владислав Жемчугов.

Владислав Жемчугов доктор медицинских наук, специалист по особо опасным инфекциям «Конечно большие проблемы, потому что вирус провоцирует обострение всех заболеваний, которые в человеке есть: сердечных, сосудистых, легочных, почечных, печеночных и так далее. Технически правильно делать так, что если выделен вирус, то всегда на первое место [ставят] основной диагноз — COVID-19. Все остальное будет стоять на втором уровне. Почему? Потому что если бы не было коронавируса, то со всеми этими заболеваниями человек прожил бы какое-то время. Но тут разные взгляды патологоанатомов, патогистологов — они могут накладывать отпечатки на конкретного пациента».

Однако даже крайне низкая доля смертей от коронавируса не обязательно объясняется махинациями — например, если в этот стационар направляли только пациентов с легкой формой течения болезни, а поэтому если кто-то там и умирал, то в основном не от вируса. Комментирует анестезиолог-реаниматолог Лечебно-реабилитационного центра Минздрава России Александр Аврамов.

Александр Аврамов анестезиолог-реаниматолог Лечебно-реабилитационного центра Минздрава России «Стационары достаточно разные. Во-первых, есть профиль пациентов, которые госпитализировались в стационар. То есть в один стационар могут ехать более легкие пациенты, а другой может быть национальным нефрологическим центром, и туда будут ехать более тяжелые пациенты. У этих пациентов может быть другой уровень летальности. Другой момент про стационары — их качество может немножко отличатся. Они не абсолютно одинаковые. В одном цифра может быть чуть-чуть лучше, а в другом хуже. Что касается мотивом по завышению и занижение, то мне трудно оценивать, я не руководящий персонал. В нашем случае очевидных причин занижать или завышать не было. Во всяком случае, за свою больницу я могу ручаться. Те цифры, которые поданы официально, они реальные и соответствуют действительности».

Данные о том, как выглядит статистика в «стационаре здорового человека», можно найти в исследовании об опыте перепрофилирования клиник во время пандемии, подготовленном в Лечебно-реабилитационном центре Минздрава России. За время работы госпиталя в коронавирусном режиме там умерли 13 пациентов: у 11 COVID-19 являлся прямой или косвенной причиной смерти, еще два поступили с диагнозом «пневмония», но коронавирусная инфекция была исключена клинически, рентгенологически и лабораторно.

Первоисточник материала www.bfm.ru