«Контрольный выстрел» для Александра Хорошавина. Экс-губернатора Сахалинской области начали судить по второму делу

На этот раз ему вменяют 19 эпизодов получения взяток на сумму около 100 млн рублей. Какой срок может грозить фигуранту?

«Контрольный выстрел» для Александра Хорошавина. Экс-губернатора Сахалинской области начали судить по второму делу Александр Хорошавин. Фото: Иван Балов/ТАСС

Южно-Сахалинский городской суд приступил к рассмотрению второго уголовного дела бывшего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, ранее осужденного на 13 лет колонии за коррупционные преступления. Ему и вице-мэру города Алексею Лескину вменяют почти два десятка эпизодов получения взяток за помощь в избрание в Южно-Сахалинскую городскую думу.

Стартовавшее в 10 утра заседание растянулось на несколько часов и завершилось лишь в 17 часов вечера. Большая часть процесса оказалась посвящена рассмотрению трех ходатайств защиты экс-губернатора о возвращении дела прокурору. Адвокат Хорошавина Ольга Артюхова утверждала, что на следствии были допущены грубые нарушения закона, которые препятствуют рассмотрению дела по существу и исключают возможность вынесения обоснованного приговора.

Так, адвокат апеллировала к тому, что в ходе ознакомления с материалами дела, 3 марта 2019 года, ее подзащитному незаконно перепредъявили обвинение, в результате чего его фабула подверглась корректировке: изменилось время создания Хорошавиным преступной группы, а также возникновения преступного умысла на обогащение. «Если до этого Хорошавину вменялось создание преступной группы не позднее сентября 2010 года, то позже возникла версия об ее создании не позднее февраля 2014 года. То же касается и умысла», — рассказала Business FM Ольга Артюхова.

Защитница полагает, что следствие «подшлифовало» обвинение с помощью заключившего сделку со следствием и получившего срок в 7,5 года «досудебщика» Александра Горбачева. Он проходил и по первому делу Хорошавина, и также был осужден условно. Кроме того, защита ссылалась на то, что следствие незаконно включило в дело Хорошавина 66 томов из дела обвинявшегося в даче взятки предпринимателя Дениса Молодцова. Его еще в 2018 году прекратили за отсутствием события преступления. Однако, рассмотрев ходатайства защиты, суд не нашел оснований для удовлетворения просьбы защиты. После этого было озвучено обвинительное заключение.

В соответствии с ним, в 2014 году Хорошавин, желая улучшить свое материальное положение, совместно с Алексеем Лескиным и другими соучастниками пролоббировал интересы ряда лиц, среди которых были кандидаты от «Единой России», для победы их на выборах в пятый созыв Южно-Сахалинской гордумы. Размеры взяток составляли от 2 млн до 10 млн рублей. Дела в отношении всех взяткодателей были прекращены в связи с их деятельным раскаянием, теперь все они проходят по делу как свидетели. Часть из них переизбралась в гордуму шестого созыва.

Следствие вменило Хорошавину 19 коррупционных эпизодов, 17 из которых квалифицировало как получение взяток (ч. 6 ст. 290 УК РФ), а два — как покушение на получение взяток (ч.1 ст. 30 ч. 6 ст. 290 УК РФ). Лескину инкриминировали 13 преступных эпизодов. Общую сумму незаконного обогащения фигурантов следствие оценило почти в 100 млн рублей.

Александр Хорошавин находится под стражей. В феврале 2018 года Южно-Сахалинский городской суд признал его виновным в девяти эпизодах получения взяток и легализации преступных доходов и назначил 13 лет заключения со штрафом в полмиллиарда рублей. Его предполагаемый соучастник Лескин после года нахождения в СИЗО вышел под подписку о невыезде. Еще двое подельников — мэр Южно-Сахалинска Андрей Лобкин и сотрудник аппарата правительства Анатолий Макаров — были объявлены в розыск. Первый уехал в США, второй — в Грузию.

На следствии Александр Хорошавин не признал вину. Он отказался от дачи показаний, воспользовавшись статьей 51-й Конституции РФ, которая позволяет не свидетельствовать против себя и своих близких. Что касается Алексея Лескина, то он не отрицал факт получения денег. Однако, по его версии, речь шла о сборе денег на проведение выборов в некий неофициальный предвыборный фонд, из которого оплачивалась работа политтехнологов из «Единой России», «Справедливой России» и партии «Правое дело», сопровождавших кандидатов в депутаты. Сбором денег в фонд занимался Андрей Лобкин. При этом из фонда финансировались не только выборы в гордуму, но и на должность мэра Южно-Сахалинска, утверждал фигурант.

Выслушав фабулу обвинения, подсудимые и их адвокаты попросили время до 9 сентября, чтобы подготовить свое отношение к предъявленному обвинению. Адвокат Хорошавина Ольга Артюхова полагает, что, несмотря на громкие формулировки, в деле отсутствуют доказательства вины ее клиента.

Ольга Артюхова адвокат Александра Хорошавина «За всеми громкими формулировками об организованной группе и получении взяток в деле нет никаких доказательств. Теория не бьется с практикой. Хорошавин очень сильный человек. Все это ему очень трудно слушать, но он собирается защищаться. По этому делу есть, о чем говорить и что рассказать, в том числе каким образом проводились выборы и сколько они стоили. Это изобретение не Сахалина, а всех регионов, и привлечение к уголовной ответственности за организацию выборов не первое дело такого рода, до этого были аналогичные дела, например, в Челябинске. Посмотрим. Если «Единая Россия» (большинство кандидатов в депутаты были из этой партии. — Business FM) считает возможным поговорить на эту тему, бога ради».

По мнению управляющего партнера адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федора Трусова, даже если Хорошавину вынесут очередной обвинительный приговор, это не сильно увеличит уже существующий у него 13-летний срок.

Федор Трусов управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» «Складывается впечатление, что это просто такой «контрольный выстрел» правоохранительной системы. Дело абсурдное. Ну какая взятка? Если лица должны были быть избраны народом, то причем здесь взятка губернатору? Это абсурд. Это скорее мошенничество. Если же речь в данном случае идет о том, что был некий фонд, то не секрет, что многие губернаторы и крупные руководители под выборы должны обеспечить определенный процент явки избирателей, а потому формируется определенный фонд. Он не расхищается, а реально тратится на избирательную кампанию. Да, это нарушение избирательного законодательства, но это не мошенничество и не взятки. По большому счету, это можно найти у любого губернатора. Если Хорошавину хотят пару лет добавить, то с учетом первого срока, путем частичного сложения, ему добавят пару лет. Зачем это нужно? Такое впечатление, что с помощью этого дела сводятся какие-то счеты. Просто такой контрольный выстрел».

Участники процесса считают, что разбирательство по второму делу Хорошавина может продлиться от полугода и дольше.

Первоисточник материала www.bfm.ru

Добавить комментарий