В ожидании второй волны: Признаков роста экономики пока не видно

В ожидании второй волны: Признаков роста экономики пока не видно

Фото: picture alliance / Geisler-Fotop/TASS

Уже до конца 2020 года страны могут столкнуться с новыми проблемами из-за COVID-19. Так считают опрошенные Bloomberg эксперты. Они указывают, что сейчас мировая экономика находится на пике отскока после коронавирусного кризиса, но вскоре начнется снижение.

Так, по мнению профессора Австралийского национального университета Уоррика Маккиббина, до 2025 года пандемия может стоить мировой экономике около $ 35 трлн.

«Вы должны привить довольно большую часть населения, прежде чем экономические потери начнут снижаться», — считает Маккиббин. Он отметил, что потребуется еще немало времени, чтобы сделать разработанную вакцину доступной во всем мире.

Bloomberg напоминает, что правительства ведущих экономик вложили триллионы долларов в меры поддержки. Благодаря этому растет производство в Германии, восстанавливается экономика Китая, снижается безработица в США.

«Мы наблюдаем пиковый отскок. С этого момента импульс угасает», — считает советник по глобальной экономике Pacific Investment Management Йоахим Фелс. По его мнению, правительства должны продолжать усилия по поддержке экономик, однако многие из них уже сейчас готовы приостановить «антивирусные» меры поддержки.

В качестве примера страны, которая выбрала правильную стратегию, эксперты привели Швецию. Она была одной из немногих отказавшихся от строгих ограничений.

Спецпосланник ВОЗ Дэвид Набарро отметил, что жесткий карантин служит «грубым инструментом», который серьезно бьет по доходам граждан и малого бизнеса. По оценке эксперта из Capital Economics Дэвида Оксли, снижение ВВП Швеции в 2020 году ожидается на уровне 7%, в то время как экономики других стран Европы снижаются до 30%.

В то же время число смертей от COVID-19 в Швеции намного больше, чем в соседней Дании. По данным Университета Джонса Хопкинса, в Швеции умерли 5,8 тыс. человек (при 84,9 тыс. заразившихся), в Дании — 627 человек (при 18,3 тыс. заболевших).

Российский Центробанк ранее оценил спад ВВП РФ во втором квартале в 9−10% в годовом выражении. Минэкономразвития дает минус 9,6%. Ровно такие же цифры, отметим, и у США — размер американской экономики во втором квартале 2020 года по сравнению с таким же периодом 2019-го сократился на 9,5%.

Насколько сильно просядет РФ, если мировую экономику захлестнет вторая волна коронавирусного кризиса?

— Россия не изолирована от мировой экономики: по состоянию на конец июля, доля нефтегазовых доходов в бюджете РФ составляет 29%, — отмечает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. — Когда у вас практически треть доходов зависит всего от двух мировых рынков — нефти и газа — это серьезная зависимость.

Именно поэтому картина нашего восстановления неровная и аритмическая. Более-менее, на отложенных эффектах, в России восстанавливается потребительский спрос. Плюс неплохо движется агросектор — с приростом 3−4% по году.

Зато в остальном хвастаться нечем. Уровень входящих платежей в отраслях, производящих инвестиционные товары, отстает от докризисного уровня на 5%. И крайне негативная картина с внешним спросом. Входящие платежи в производствах, ориентированных на экспорт, отстают от мартовских показателей на 17%. Причем, этот разрыв увеличивается — за последние месяцы он прибавил около 5%.

Это означает, что внешний спрос остается крайне слабым. И нет никаких признаков, что положение будет меняться к лучшему.

Да, глубина падения российской экономики оказалась несколько меньше, чем предполагалось, но отличия не кардинальные. Если в июне глубина падения по 2020 году оценивалась в 4,8%, то сейчас это 3,9%. При этом падение инвестиций пересмотрено с 10,4% до 6,6%, торговой розницы — с 5,2% до 4,2%, реально располагаемых доходов — с 3,5% до 3%.

«СП»: — Что все-таки будет с экономикой России в 2021 году?

— Здесь налицо разнобой в оценках. В национальном плане восстановления экономики — о нем недавно рассказал вице-премьер Андрей Белоусов — предполагается рост не менее 2,5% ВВП к концу 2021 года. В то же время Минэкономразвития рассчитывает, что на докризисные показатели экономика выйдет осенью 2021 года. Получается, единых оценок ситуации нет даже внутри правительства.

Что до мнения российских экспертов, одни говорят об отскоке в 2021 году в 2,9%, другие — в 3,1%. При этом большинство аналитиков считает: в 2021 году нам не удастся выйти на докризисные рубежи и отыграть глубину падения текущего года. Мало того в 2022-м начнется сползание темпов роста.

По версии института «Центр развития» НИУ ВШЭ, после отскока в 3,1% ВВП в следующем году, в период с 2022 по 2026 годы темпы роста снизятся до 2% ВВП в год. То есть, мы вернемся к своему равновесному состоянию, когда рост экономики чрезвычайно мал, и сильно зависит от мировой конъюнктуры.

«СП»: — Правительство РФ может как-то повлиять на эту ситуацию?

— Конечно, темпы роста определяются содержанием экономической политики. Если мы собираемся создавать новую деловую среду, стимулирующую частные инвестиции — это один вариант. Если же, как предлагает вице-премьер Юрий Борисов, мы будем еще больше усиливать роль государства на рынке — предельные темпы роста останутся на уровне 2% ВВП.

Можно сказать, сейчас траектория развития российской экономики напоминает логотип фирмы «Найк»: резкое падение, а затем очень плавный и очень небыстрый подъем.

Замечу, ситуация в глобальном хозяйстве примерно такая же. Только США неплохо выглядят — там безработица сократилась с 14% до 8,4%. Но даже у американцев темпы роста ниже ожидаемых.

В еврозоне все сложнее. Там в экономике не глубокий провал, но и не энергичный отскок. То же можно сказать о Японии. Китай в принципе восстановился, но рост, по прогнозам, в 2020 году не превысит 2% ВВП — для Поднебесной очень мало.

«СП»: — Грядущее торможение связано со второй волной пандемии коронавыируса?

— Даже если не будет второй волны — если правительства ведущих стран не будут вводить всеобщих карантинных мер, а локдауны будут локальными, — экономики мира столкнутся с серьезными проблемами.

Сегодня налицо дефицит стимулов для роста. Возможности мировых центральных банков в этом направлении практически исчерпаны: ключевые ставки уже сейчас установлены нулевые, либо отрицательные.

Центральные банки, конечно, поддерживают финансовые рынки — не дают им сорваться вниз и потянуть за собой экономику в целом, но и только. При этом что развитые, что развивающиеся экономики набрали огромные объемы долгов. Достаточно сказать, что сумма этих долгов в 3 раза превышает объем мирового ВВП.

Большие риски у США, где дефицит бюджета превысил 1 трлн. долларов, а госдолг превысил объем годового американского ВВП. В Китае также не все гладко. В текущем году объем корпоративных облигаций, выпущенных на рынок Китая, превысил 4 трлн. юаней. А погасить в 2020 году китайским корпорациям необходимо бумаги на 3 трлн. юаней. Это создает риски дефолта для китайских компаний, повышает неустойчивость финансовой системы, и генерирует глобальные риски.

Так что Bloomberg прав. Мировая экономика действительно отскакивает слабее, чем предполагалось, а дальнейшее ее ускорение не просматривается. Как, впрочем, и ускорение экономики России.

Экономический кризис

Банки аннулировали кредитные каникулы для 15 тысяч россиян

Замедлилось восстановление мировой экономики, заявили эксперты

Стоимость школьной формы выросла на 22 процента за год

Экономист рассказал, когда стоит ждать девальвации рубля

Все материалы по теме (3663)
Первоисточник материала svpressa.ru