Нижегородскому журналисту грозит уголовное наказание за саркастический пост о коронавирусе, который посчитали фейком

Издатель и главный редактор сайта «Репортер-НН» Александр Пичугин весной саркастически прокомментировал в своем телеграм-канале сообщение о массовых богослужениях в период самоизоляции

Нижегородскому журналисту грозит уголовное наказание за саркастический пост о коронавирусе, который посчитали фейком Александр Пичугин. Фото: Страница Александра Пичугина в Facebook

В апреле коллеги Александра Пичугина — 85 нижегородских журналистов — заступились за него, обратившись к полпреду президента в Приволжском федеральном округе Игорю Комарову. Безрезультатно. Дело против него все равно возбудили.

Закон «О публичном распространении заведомо ложной общественно значимой информации» экстренно приняли весной, всего через несколько дней после обращения Владимира Путина к гражданам по поводу эпидемии коронавируса. По новой статье УК за ложную информацию предусмотрен штраф до 700 тысяч рублей, исправительные работы или ограничение свободы до трех лет.

Вскоре президиум Верховного суда России пояснил, что уголовная ответственность за распространение любых фейков может наступить не только при использовании для этого СМИ, но и просто при устной речи при публичном выступлении — например, на собрании, митинге и так далее. Но Александр Пичугин стал именно первым журналистом, которого привлекли по этой статье. Примечательно, что произошло это, потому что он выполнял просьбу нижегородского губернатора, рассказал Business FM сам Пичугин.

Александр Пичугин издатель и главный редактор сайта «Репортер-НН» «Это новая модная статья о фейках о коронавирусе. Ее только 30 марта утвердили, 1 апреля она вступила в силу, 16 апреля ко мне пришли представители ФСБ и СК с силовым подкреплением, в камуфляже. 12-го числа, в Вербное воскресенье, я опубликовал в своем телеграм-канале сообщение, которое было довольно резким. В Вербное воскресенье двери храмов оставались открыты. Туда массово шли люди из группы риска. За два дня до моей публикации нас собирал губернатор на Zoom-конференцию и просил найти слова, чтобы людей заставить сидеть по домам. И я сравнил эти массовые богослужения со спланированной акцией по заражению людей новым смертельно опасным вирусом».

По мнению защитника Пичугина, адвоката Центра защиты прав СМИ Тумаса Мисакяна, это дело очень похоже на дела о защите чести и достоинства, когда разбираются, имелись ли в высказываниях журналистов оценочные суждения или утверждения о фактах.

Тумас Мисакян адвокат Центра защиты прав СМИ «У нас складывается впечатление, что люди, которые принимали решение о возбуждении дела, ничего, кроме рапортов и докладных записок, не читали в жизни. И понятия об иронии и сарказме они тоже не много имеют. По этому делу проводилась лингвистическая экспертиза, и, на наш взгляд, уровень компетенции эксперта был чрезвычайно низким. И судья с нами согласился. Очень многое будет зависеть от того, к каким выводам придут эксперты-лингвисты в новом исследовании».

Поправки к 207-й статье Уголовного кодекса России (за заведомо ложное сообщение об акте терроризма) были в экстренном порядке приняты в самом начале введения карантинных ограничений из-за эпидемии коронавируса. Однако, как указывали эксперты Business FM, столь спешное принятие уголовной статьи с расплывчатыми формулировками чревато тем, что признаки преступления могут появиться не только при использовании для этого СМИ и соцсетей, но и вообще на любом публичном выступлении — например, во время разговора с соседями о том, что кто-то был госпитализирован. Причем это вовсе необязательно должно касаться темы COVID-19, а любой информации при «обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан».

Подобная формулировка позволяет самые широкие трактовки. И если Александр Пичугин стал первым журналистом, которого преследуют по этой статье, то нескольких человек, не имеющих отношения к СМИ, по свидетельству правозащитников, по ней уже приговорили — за простые публикации в соцсетях.

Первоисточник материала www.bfm.ru

Добавить комментарий