Когда подъем заболеваемости становится второй волной?

Суточная заболеваемость в России растет третий день подряд, а средненедельная — с конца августа. Может ли динамика пандемии в других странах дать представление о перспективах России?

Когда подъем заболеваемости становится второй волной? Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Испания. Июнь — вирус почти побежден, жесткие ограничения снимаются — менее десяти диагнозов на миллион человек в сутки. Июль — страна привыкает к жизни после вируса, подъем заболеваемости есть, но небольшой — 10-20 диагнозов на миллион. Конец августа — уже 175 на миллион, обновление рекорда первой волны.

Франция. Июнь — минимальный прирост, восемь-девять случаев на миллион населения. Июль — небольшой подъем. Начало сентября — новые рекорды.

Израиль. Конец мая — один случай на миллион человек в сутки, вируса почти не существует. Лето — вторая волна, втрое выше первой, 200 случаев на миллион населения. Сентябрь — новый взрыв, почти 500 случаев на миллион в сутки, неслыханные показатели — и первый в истории пандемии повторный тотальный карантин.

Россия. Майский максимум — 75 диагнозов в сутки на миллион россиян, потом медленное падение до 30 на миллион в августе, — то есть и пик ниже других крупных стран, и спад не столь явный. И теперь уже несколько недель постепенного роста показателей.

Ждать ли взрыва по аналогии с испанским или даже израильским, рассуждает вирусолог НИИ вирусологии имени Ивановского Минздрава России Сергей Альховский.

Сергей Альховский вирусолог НИИ вирусологии имени Ивановского Минздрава России «Что сравнивать несравнимое? В каждой стране идет какой-то свой учет, свой масштаб обследований, свой масштаб выявлений, масштаб проведенных тестов и так далее. Здесь сравнивать одно с другим — а какой в этом смысл? Такое увеличение на какие-то там десятки или сотни случаев в день — это даже сложно рассматривать как некое действительно серьезное увеличение. По идее, вторая волна, которую все ждут, будет выражаться в кратном увеличении выявлений, потому что вспышки распространяются достаточно быстро, а плавное повышение в пределах какой-то статистической погрешности по большому счету».

В похожем положении сейчас находится Канада — страна северная, обширная. Первая волна довольно низкая, спад постепенный. И почти одновременно с Россией — едва заметный осенний рост показателей. Вот как перспективы новой вспышки в стране оценивает в эфире канадского CTV эпидемиолог Колин Фернесс.

«Подъем заболеваемости — естественное последствие ослабления ограничений. Снимаются запреты, растет контактность, а значит, растет и число диагнозов. Я не думаю, что это уже вторая волна, скорее предисловие к ней. Когда она наступит, скачок заболеваемости будет гораздо более резким. Тем не менее мы многое поняли о вирусе. Мы знаем, как предотвратить нехватку средств индивидуальной защиты. Мы знаем, что болезнь может быть бессимптомной и тестировать нужно не только тяжелых больных. Для сравнения, в марте все были чуть ли не в ужасе, потому что ответом на большинство вопросов было: «Мы не знаем». На мой взгляд, вторая волна неизбежна — вопрос в том, насколько крупной она будет. Я считаю, что массовое ношение масок может быстро прервать распространение вируса — и это повод для оптимизма. Но пока все это спекуляции. Поживем — увидим».

Можно предполагать, что именно ужесточение контроля за масочным режимом и станет первой реакцией властей на потенциальное продолжение роста заболеваемости. Остроумное, хотя и довольно мрачное решение здесь придумали власти Индонезии — там восьмерых нарушителей масочного режима приговорили к общественным работам, а именно к рытью могил для жертв коронавируса.

Несмотря на то что во время второй волны в других странах доля летальных исходов резко сократилась — заболевают больше, но реже умирают, — угроза отнюдь не миновала.

Первоисточник материала www.bfm.ru