Греф советует снижать налоги, а правительство Мишустина их упорно повышает

На фото: глава Сбербанка Герман Греф

На фото: глава Сбербанка Герман Греф (Фото:
Михаил Терещенко/ТАСС)

22 сентября председатель правления Сбербанка Герман Греф высказался против повышения налогов в России. По его мнению, это, может, и поможет немного наполнить бюджет, но в целом не приведет к экономическому росту, так как конкурентное преимущество России заключается в том, что в стране относительно невысокие налоговые ставки, «и сейчас мы его теряем».

«Если говорить честно, я не большой сторонник вообще любого повышения налогообложения… Мы не получим экономического роста, если мы будем повышать налоги», — сказал Греф в интервью «России 24», — добавив, что это последние меры на которые стоит идти государству. По мнению главы Сбербанка, правительству лучше пойти по пути снижения расходов бюджета и заимствований.

«В целом мое отношение к налоговой политике: нужно упрощать налоговое администрирование, сокращать количество налогов, сокращать налоговые ставки», — пояснил он.

Вероятно, комментарий был вызван тем, что накануне Госдума в первом чтении приняла законопроекты Минфина по повышению налогов для добывающих компаний. В результате изменений на ставки по НДПИ (налог на добычу природных ресурсов) в отношении отдельных твердых полезных ископаемых (металлов и удобрений) будет введен повышающий коэффициент 3,5. Кроме того, планируется отменить ряд льгот по НДПИ, включая льготу на добычу сверхвязкой нефти, а зону применения налога на дополнительный доход — расширить.

Инициатива по повышению налогов для добывающих компаний появилась в 2018 году вместе с так называемым «списком Белоусова» — перечнем крупных добывающих компаний, которые могли бы платить дополнительные налоги в размере 0,5 трлн. руб. в год. Как указывал Андрей Белоусов, который тогда был помощником президента, эти компании получают сверхдоходы из-за низких налогов и падения курса рубля, поэтому они могли бы больше платить в бюджет страны. Тогда идея вызвала недовольство компаний и после переговоров они согласились инвестировать эти средства в экономику России.

Теперь же налоги повысят для всех компаний отрасли. Как отметил заместитель министр финансов Алексей Сазанов средняя доходность по отраслям, облагаемым НДПИ, составляет более 20%, а по отдельным компаниям — более 50%, поэтому повышение налоговой нагрузки на прибыль примерно на 2% не приведет к существенному ухудшению финансового положения компаний.

В случае с добывающими компаниями многие экономисты с мнением чиновника согласны. Это высокорентабельные предприятия, основной доход которых составляют природные ресурсы, а не продукты с высокой добавочной стоимостью или высокая производительность труда. В силу конъюнктурных изменений они в прошлые годы действительно получали сверхприбыли, правда, в связи с текущим кризисом их положение несколько ухудшилось. Но все равно не настолько, чтобы быть не в состоянии вынести большую налоговую нагрузку.

Как отметил доцент кафедры экономики промышленности РЭУ им. Г. В. Плеханова Олег Каленов, в настоящий момент эффективная ставка НДПИ по нефти составляет 40−50% от выручки, по газу — 15%, по драгоценным камням — 8%, по драгметаллам — около 6%, а по твердым полезным ископаемым — всего 0,5−0,6%. За рубежом последний показатель выше в разы и находится на уровне 2−6%. Поэтому законопроект о повышении с 2021 года НДПИ в 3,5 раза для металлургов и производителей удобрений выглядит логично и позволит пополнить бюджет на 56 млрд руб.

Однако того же нельзя сказать о предприятиях в других сферах, малый и средний бизнес, а также население, для которых налоговая нагрузка также увеличивается.

Со следующего года налогом на доход физлиц по ставке 13% будет облагаться совокупный процентный доход по вкладам в российских банках, который выплачен вкладчику за один год, за вычетом необлагаемого процентного дохода, рассчитываемого как произведение суммы в миллион рублей и ключевой ставки Центробанка на первое января соответствующего года.

Кроме того, Госдума рассматривает проект закона, предусматривающий отмену с 1 января 2021 года плоской шкалы НДФЛ и увеличение его ставки с 13% до 15% применительно к доходам более пяти миллионов рублей в год. Введение цифровой маркировки на различную продукцию также можно назвать скрытым налогообложением.

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов считает, что в кризис поднимать налоги действительно не стоит, так как это замедляет экономический рост, хотя признает, что есть исключения в виде некоторых сфер, которые вполне могли бы платить больше.

— Относительно низкие налоги в нашей стране — это действительно важное конкурентное преимущество, и если его устранить, инвестиционный климат станет еще более неприемлемым. С 2000 по 2010 годы темпы роста инвестиций у нас составляли около 10% в год, а с 2011 по 2019 — менее 2%. Ряд факторов, в том числе геополитических, сильно ухудшили инвестиционный климат, и повышение налогов окажет на него дополнительное негативное влияние.

Тем более что во время кризиса налоги обычно не повышают, а понижают, используя резервные фонды или займы для компенсации выпадающих доходов бюджета. У нас же резервный фонд остается нетронутым, зато повышаются налоги. Возможно, из-за того, что трудно делать внешние займы, а внутренние займы ограничены. Тем не менее, можно было бы вместо повышения налогов попытаться расходовать резервные фонды

У нас же выбрана стратегия, которая еще больше замедляет темпы роста производства. Мы будем жить стабильно, но плохо. Это очень осторожный подход, но у правительства крайне низкая склонность к риску. Хотя, кто не рискует, не пьет шампанское, и в нашем случае больше драйва было бы неплохо.

«СП»: — То есть налоги не нужно повышать вообще? Или есть сферы, которые могли бы платить больше?

— Налоги налогам рознь. Например, акциз на табак вполне можно повысить. Пусть пачка сигарет стоит 200 рублей, а не сто. Но в целом повышать можно не так уж много налоговых выплат.

Если говорить об НДПИ, есть возможность его повышения не только для нефтяников и газовиков, но и для компаний из лесной, металлургической сферы. В отличие от «нефтянки», которую легко администрировать, за них никогда не брались, поэтому налоги там можно повышать. Но таких исключений, где повышение налогов оправдано, не много.

В остальном нужно придерживаться обещания не менять налоговую систему, которое давал президент. Конечно, его пресс-секретарь Дмитрий Песков недавно сказал, что все меняется, у нас неожиданный кризис, тем не менее, есть резервы, которые можно было бы использовать.

«СП»: — Некоторые экономисты говорят о том, что повышение налоговой нагрузки сейчас испортит отношение государства с этими компаниями, так ли это?

— Эти споры идут давно, с 2004—2005, когда началось повышение НДПИ для нефтяников. «Газпром» долго отбивался из-за своего политического веса, а до некоторых других сфер руки вообще не доходили. Бояться испортить отношения с компаниями не нужно, потому что никаких отношений у государства с ними быть не должно. Одни устанавливают налоги, а другие их платят, все прочие отношения ведут только к коррупции. Поэтому повысить налоги в этих сферах вполне можно.

Но у этой медали есть две стороны. Очень часто, когда у нас даже обоснованно повышают налоги, критики говорят о том, что эти деньги пойдут в бюджет, а могли бы оставаться в частном секторе. Частный сектор использует деньги очень рачительно, в отличие от государства. Заключая контракт, они будут сто раз смотреть, за что именно платят. В случае же с госконтрактами их стоимость часто завышается просто для того, чтобы чиновники могли получить откат. Контроль расходования средств при госзакупках часто носит формальный характер.

Поэтому часто возникает такой аргумент: «Мы отдадим деньги в бюджет, а там их разворуют». Это ведет к ухудшению делового климата. Поэтому пока идут колоссальные скандалы с госзакупками, повышение налогов, даже оправданное, вызывает вопросы о том, как будут израсходованы эти деньги. Нужны системные меры по уменьшению числа госзакупок и повышению конкуренции в закрытых секторах, что снизит возможность «откатов».

«СП»: — Вы сказали, что вместо повышения налогов можно тратить резервы. Но что, если внешняя ситуация ухудшится и они понадобятся для покрытия дефицита бюджета, ПФР и так далее?

— Да, теоретически такая ситуация возможна, поэтому, как я и сказал, правительство проявляет осторожность. Можно было бы говорить о внешних займах, но у нас настолько плохая ситуация с заемщиками, что рассчитывать там не на что. Нужно как-то находить выход. Например, почему мы дружим с Китаем, но не получаем от него внешних займов? Пекин не вводил против нас санкции, поэтому логично было бы конвертировать наши хорошие отношения в кредиты. Потому что без внешних источников финансирования страна, если она хочет развиваться, существовать не может.

Экономический кризис

Исследование показало, что три четверти жителей России не откладывают сбережения

Назван главный парадокс социальной политики российских властей в кризис

Эксперт: повышение доходов граждан не является стратегической целью властей в кризис

Самостоятельно зарабатывает каждый восьмой несовершеннолетний в РФ

Все материалы по теме (3697)
Первоисточник материала svpressa.ru