Пресс-секретарь Алексея Навального заявила об аресте его квартиры в Москве

По словам Киры Ярмыш, запрет на регистрационные действия с недвижимостью был наложен в августе — тогда Навальный находился в коме в клинике Charité

Пресс-секретарь Алексея Навального заявила об аресте его квартиры в Москве Алексей Навальный. Фото: Vincent Kessler/Reuters

Пресс-секретарь Алексея Навального Кира Ярмыш заявила, что судебные приставы наложили арест на московское жилье оппозиционера. Точнее, на его долю в квартире в районе Марьино. По словам Ярмыш, запрет на регистрационные действия с этим имуществом был наложен в августе, когда Навальный находился в коме в берлинской клинике Charité.

Причина — иск компании «Московский школьник», которую некоторые СМИ связывают с предпринимателем Евгением Пригожиным. В начале прошлого года Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) Навального обвинил компанию во вспышке дизентерии в школах и детских садах, в которые этот комбинат поставлял питание.

«Московский школьник» счел, что публикация нанесла ущерб деловой репутации компании. Ущерб комбинат оценил в 1,5 млрд рублей. По 500 тысяч рублей компания требовала взыскать с Навального, автора расследования Любови Соболь и ФБК.

Суд иск удовлетворил, но постановил взыскать с ответчиков в общей сложности 88 млн рублей. В результате Навальному пришлось объявить о закрытии ФБК как юридического лица. В августе стало известно, что право требования этого долга у «Московского школьника» выкупил лично Евгений Пригожин.

Исходя из сведений о доходах и об имуществе, которые в 2017 году опубликовал сам Навальный, ему принадлежит треть квартиры в Марьине площадью 78,5 квадратных метров. Эту трешку в панельной многоэтажке риелторы оценивают в 13-15 млн рублей. Данных о том, что Навальному принадлежит еще какая-то жилая недвижимость, нет. И это очень важно в данном контексте, отмечает партнер адвокатского бюро «А2» Михаил Кюрджев.

Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро «А2» «Первое, насколько я понимаю, у него это единственное жилье, и его у нас арестовать нельзя, поэтому, скорее всего, будет подано заявление об исключении из перечня арестованного имущества, поскольку это единственное жилье. Я не знаю, к сожалению, у них там общедолевая или общесовместная. В одном случае арест налагается на долю, а если у них общесовместная, то, получается, нельзя на конкретную долю наложить, и налагается просто на квартиру. Я думаю, что эти действия, собственно, не являются реализацией правовых последствий принятия решения о взыскании с Навального денежных средств. Если стояла задача взыскания именно денег — мы же понимаем, что это часть реализации решения о взыскании — то ему бы закрыли, например, выезд, но такого сделано не было, а он должник, и исполнительное производство в отношении него заведено. Поэтому я считаю, что юридической подоплеки нет никакой, здесь, мне кажется, совершенно про другое история».

Иски к ФБК и сотрудникам фонда подавали также Росгвардия, полиция, прокуратура, ГБУ «Автомобильные дороги», рестораны, которым помешали митинги оппозиции, и московское метро.

В прошлом году арестовать ту же самую квартиру Навального пыталась прокуратура. Иск почти на 5 млн рублей к Навальному и другим оппозиционерам подавал прокурор Москвы в связи с тем, что Росгвардия в дни протестов привлекала «дополнительные силы». Однако тогда суд ходатайство отклонил.

Первоисточник материала www.bfm.ru